Где и как судиться российскому бизнесу в Азии и на Ближнем Востоке

179
12 минут

Санкции ограничили возможность для российского бизнеса обращаться в привычные западные арбитражные центры. Из-за этого многие компании стали искать альтернативы. Лидерами последних лет стали суды Гонконга и Сингапура. Но в отношении первого недавно ввели первые антиисковые запреты, а второй присоединился к санкциям. Поэтому бизнес начал присматриваться к более «молодым» и нейтральным арбитражам в ОАЭ, Турции и Казахстане. Эксперты рассказали, что может предложить каждая из альтернативных юрисдикций.

Смена приоритетов

В конце мая компания Portland Communication выпустила отчет о коммерческих судах за 2024 год, согласно которому число российских сторон в судебных разбирательствах в судах Лондона сократилось более чем вполовину. Так, с апреля 2023 года по март 2024-го в судебных процессах приняли участие 27 российских компаний и физических лиц, а в предыдущем году — 58. При этом за последние три года стороны из РФ обращались в коммерческие суды чаще, чем фирмы и граждане из других стран. 


Многие российские компании, в особенности подпавшие под санкции, не удовлетворены качеством администрирования споров европейскими институтами, поэтому обоснованно обратили свой взгляд на третейские институты в Азиатско-Тихоокеанском регионе и на Ближнем Востоке.

Дмитрий Кайсин, партнер и руководитель практики разрешения споров Better Chance


Компании начали искать альтернативные арбитражные центры еще до введения санкций, чтобы снизить расходы на процесс. Но с 2022 года поиск замены традиционных арбитражных судов Лондона (LCIA) или Парижа (ICC) ускорился, отмечает советник КА Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры
 Сергей Королев. Теперь стороны по крупным внешнеторговым контрактам хотят минимизировать риски, связанные с рассмотрением спора арбитражем из недружественной юрисдикции. 

Изначально часть российского бизнеса стала обращаться в популярные арбитражи Гонконга (HKIAC) и Сингапура (SIAC). Но в последние годы стали выбирать и другие центры, например в Объединенных Арабских Эмиратах (Абу-Даби и Дубай), Турции и Казахстане. Их главное преимущество — они не присоединились к санкционным режимам, а значит, там нет ограничений в доступе к правосудию, считает управляющий партнер UPPERCASE Legal Advisory Александр Кукуев. Еще при выборе арбитражного учреждения в нейтральной юрисдикции снижается риск принятия Российским арбитражным центром антиискового запрета на продолжение арбитражного разбирательства за рубежом. «Практика принятия антиисковых обеспечительных мер уже устоялась в отношении споров, где стороны предусмотрели оговорки о выборе европейских центров», — обращает внимание эксперт.


Отсутствие опыта такие центры стараются компенсировать, постоянно меняя регламенты для учета многолетних наработок и опыта ведущих западных арбитражных институтов. Они привлекают видных международных специалистов-арбитражников в состав руководящих органов и оптимизируют более гибкие внутренние процедуры для решения возникающих вопросов.

Сергей Королев, советник КА Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры


По мнению Королева, тенденция с поиском арбитража в дружественных юрисдикциях продолжится и мы все чаще будем читать новости о начавшихся и завершившихся громких спорах с участием российских сторон в арбитражах при не столь известных ранее учреждениях. 


Гонконгский международный арбитражный центр

В 2023 году стороны из России впервые вошли в топ-10 участников разбирательств, переданных в Гонконгский международный арбитражный центр. РФ оказалась на седьмом месте, уступив Гонконгу, материковому Китаю, Британским Виргинским и Каймановым островам, Сингапуру и США. Партнер КА Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры
 Кирилл Удовиченко уверен, что через три года Россия окажется в тройке лидеров этого списка, а Гонконг станет давно назревшей заменой LCIA, который в последнее время делает все возможное, чтобы усложнить логистику рассмотрения споров с участием лиц из РФ.

На российском рынке HKIAC приобрел значительную известность и доверие еще в 2019 году после арбитражной реформы, разрешившей рассматривать корпоративные споры в постоянно действующих на территории РФ арбитражных учреждениях. Тогда центр первым получил такой статус, напоминает старший юрист BIRCH LEGAL
 Елизавета Белоцерковская. 

Среди преимуществ партнер практики международного арбитража и трансграничных споров ALUMNI Partners
 Юрий Бабичев отмечает гибкий и привычный регламент и упрощенную процедуру признания обеспечительных мер, вынесенных арбитрами в Гонконге и судами материкового Китая. Но в первую очередь Гонконг выбирают из-за отсутствия санкционных ограничений в отношении России. В 2021 году арбитраж принял специализированную политику по рассмотрению споров с участием подпавших под ограничения лиц. 


Подсанкционные лица могут без ограничений участвовать в арбитражном разбирательстве и оплачивать регистрационный сбор и сопутствующие расходы в удобной валюте. HKIAC гарантирует им беспристрастное разбирательство.

Станислав Карандасов, партнер КА Ковалев, Тугуши и партнеры


Но недавняя судебная практика российских судов отнюдь не разделяет заверения HKIAC в беспристрастности, предупреждает Карандасов. В резонансном деле «Русхимальянса» против Linde GmbH Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области признал свою компетенцию на рассмотрение спора, несмотря на оговорку в пользу HKIAC (дело № А56-129797/2022). Суд исходил из того, что Гонконг находится под существенным влиянием Великобритании, недружественного России государства, что препятствует беспристрастному и независимому рассмотрению спора в HKIAC. 

Бабичев считает, что такая практика не влияет негативно на выбор Гонконгского центра для администрирования арбитражных разбирательств, а скорее напоминает об определенных преимуществах выбора РФ в качестве места арбитража. В частности, в спорах с российскими сторонами под западными санкциями, когда у них нет имущества за пределами страны, которое могли бы взыскать иностранные контрагенты. 


При согласовании арбитражного центра рекомендую сначала предлагать российские институты, и только если не удастся убедить в этом контрагента, соглашаться на Гонконг как на компромиссный вариант.

Кирилл Удовиченко, адвокат, партнер КА Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры


Сингапурский международный арбитражный центр

В 2021 году исследование престижного Лондонского университета королевы Марии показало, что Сингапурский международный арбитражный центр (SIAC) выбирают 49% респондентов. У российского бизнеса Сингапурский центр стал приобретать популярность в 2013–2018 годах, когда в арбитражных оговорках многих клиентов наметился своеобразный «поворот на Восток», делится наблюдениями советник практики по разрешению споров Рыбалкин, Горцунян, Дякин и Партнеры
 Ян Калиш. 

Но в 2022 году Сингапур включили в список недружественных России государств из-за отраслевых санкций против РФ. Как следствие, теперь некоторые российские фирмы делают выбор не в пользу SIAC. Но Калиш уверяет, что Сингапур и арбитражный центр сохранили свой нейтральный подход. По его опыту, высокий уровень администрирования в SIAC продолжает сочетаться с абсолютной непредвзятостью в отношении сторон из России вне зависимости от их санкционного статуса.


Проведение международных платежей от клиентов, находящихся под санкциями, вызывает трудности, но сотрудники SIAC помогают нам решать все возникающие вопросы. Еще ни в одном деле процесс не задержали из-за платежных вопросов или комплаенса.

Ян Калиш, советник практики по разрешению споров Рыбалкин, Горцунян, Дякин и Партнеры


Калиш рассказывает, что они ведут множество дел в SIAC для российских клиентов по таким отраслям, как строительство, добыча природных ресурсов, тяжелая промышленность, поставки и финансы. Встречаются также корпоративные и договорные споры, которые нередко, но далеко не всегда связаны с санкциями. Еще с 2015 года в Сингапуре работает Международный коммерческий суд (SICC), специализирующийся на вопросах содействия арбитражу. «Это позволяет разрешать подобные дела максимально оперативно и квалифицированно», — отмечает эксперт. 

Международный арбитражный центр в Дубае

В 2021 году Лондонский университет королевы Марии назвал Международный арбитражный центр Дубая (DIAC) лидером среди арбитражей на Ближнем Востоке. По результатам этого же исследования столица ОАЭ попала в топ-10 в категории наиболее популярных мест в мире для разрешения коммерческих споров.

В 2022 году в регламент DIAC внесли поправки, которые позволяют:

  • привлекать чрезвычайного арбитра для быстрого решения вопроса о принятии обеспечительных мер; 
  • финансировать спор третьим лицам; 
  • объединять дела и привлекать к рассмотрению спора новые стороны (институт joinder);
  • проводить заседания по видео-конференц-связи;
  • ускоренно рассматривать спор при сумме требования до $270 000. 

Но главным преимуществом, по мнению Кукуева, остается нейтральность ОАЭ и Дубайского центра.


В ОАЭ российские стороны не встретят ограничений, связанных с оказанием квалифицированной юридической помощи, обеспечением очного участия в слушаниях, оплатой услуг юристов в необходимом размере. Указанные факторы делают DIAC достаточно доступным для российских сторон.

Александр Кукуев, управляющий партнер UPPERCASE Legal Advisory


Кукуев не исключает, что в DIAC могут возникнуть сложности с оплатой арбитражных сборов из-за ограниченных международных расчетов, если российская сторона оплатит их со счета в РФ. Но это можно обойти, если процесс оплатит третье лицо, а в октябре прошлого года кассационный суд Дубая подтвердил действительность и исполнимость арбитражного соглашения даже без уплаты арбитражных сборов.

По данным статистики за 2022 год, DIAC чаще всего рассматривал споры в области строительства — они составили половину от общего числа дел. Это значительно больше, чем в других арбитражах (в частности, LCIA, SCC, SIAC, VIAC, HKIAC), отмечает Кукуев. При этом корпоративные споры составили всего 4%, что, напротив, мало относительно иных ведущих центров. Коммерческие иски составили 27%, а разбирательства в области недвижимости — 16%.

Стамбульский международный арбитраж

Стамбульский арбитражный центр (ISTAC) из-за своего расположения стал удобным местом для урегулирования дел между странами Европы, Азии и Ближнего Востока. Местный кодекс международного арбитража разработан в соответствии с типовым законом комиссии ООН по праву международной торговли, а исполнение решений обеспечивается Нью-Йоркской конвенцией. «Это делает регулирование более или менее предсказуемым и понятным консультантам, в том числе российским», — поясняет юрист практики международного коммерческого арбитража АБ КИАП
 Анастасия Рябова. 


В последнее время внимание российского бизнеса к ISTAC выросло. Об этом свидетельствует и интерес клиентов к тому, чтобы включить арбитражную оговорку в его пользу, и частота упоминаний и присутствия ISTAC на конференциях по арбитражу.

Ростислав Кац, ведущий юрист практики международного коммерческого арбитража АБ КИАП


О росте доверия к ISTAC говорит и ежегодно увеличивающееся количество рассматриваемых дел, считает старший юрист практики международных споров LEVEL Legal Services
 Эллина Изоткина. В 2018 году ISTAC рассмотрел 14 дел, а в 2022-м — 130. Если посмотреть на виды споров, рассмотренных в центре в 2021 году, то первые четыре категории составляют информационные технологии (24%), договоры купли-продажи (18%), энергетика (13%) и строительство (12%). 70% споров в 2021 году составили внутренние споры, 30% — международные, отмечает эксперт.

Изоткина подчеркивает выгодность разбирательства из-за сравнительно низких гонораров арбитров и административных расходов. Нет и ограничений на проведение платежей в адрес ISTAC для российской стороны, тогда как для оплаты услуг других центров приходится выстраивать двойные и тройные цепочки или получать соответствующие лицензии, что до сих пор останавливает некоторых консультантов и их доверителей, считает эксперт.

Главный минус ISTAC — он входит в список арбитражных центров, которые требуют worth closer look, а не в white list, согласно Guide to Regional Arbitration за 2023 год. Руководство предоставляет списки арбитражей с объяснением, какие из них уже стоит использовать (white list), а к каким еще нужно присмотреться (worth closer look). Адвокат Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры
 Леонид Прохоров считает, что включение ISTAC в список может вызвать недоверие со стороны государственных судов Западной Европы, Гонконга, Сингапура и других проарбитражных юрисдикций, если решения составов стамбульского центра будут признавать и приводить в исполнение на территории этих государств. Более того, если стороны выберут рассмотрение спора не в Турции, а в какой-либо иной юрисдикции, то есть риск отмены решения по месту арбитражного разбирательства, предупреждает адвокат.

Международный финансовый и арбитражный центры в Астане

В Казахстане действуют суд при Международном финансовом центре «Астана» (AIFC) и Международный арбитражный центр (AIC). Особенность AIFC — судейский состав, в частности туда входят судьи в отставке из Великобритании, в том числе королевские советники. При этом оба учреждения не связаны санкционным регулированием, несмотря на следование нормам английского права, отмечает партнер Nektorov, Saveliev & Partners (NSP)
 Илья Рачков. 

В AIFC действует правовой консультативный совет, который обеспечивает соответствие его актов правовым нормам Англии и Уэльса. В его состав входят представители международных юридических фирм. Но в отличие от суда Сингапура зона Международного финансового центра «Астана» не подчиняется Верховному и Конституционному судам Казахстана и выделена из его общей правовой системы. «Это важно, поскольку раньше потенциальные стороны спора смущали доводы о крайне высоком уровне коррупции в республике, низкой квалификации судей и длительных сроках рассмотрения дел», — подчеркивает партнер ART DE LEX
 Артур Зурабян.

По словам Рачкова, рассмотрение споров в AIC отличается скоростью, относительно невысокими затратами на арбитраж и возможностью для истца запросить меры по обеспечению иска, а для ответчика — по обеспечению его расходов. Еще центр выделяется цифровизацией: весь документооборот доступен в электронном виде, а арбитры могут проводить слушания без физической явки сторон. За шесть лет это позволило AIC администрировать 2508 споров (медиация и арбитраж).


Рассмотрение спора по правилам AIC дает сторонам возможность вести разбирательство с учетом многих процессуальных институтов английского права: раскрытие доказательств (discovery), перекрестный допрос (cross-examination) свидетелей и экспертов. Да, эти инструменты можно применять почти в любом арбитраже, но структура и регулирование AIC позволяют сделать это наиболее эффективно.

Илья Рачков, партнер Nektorov, Saveliev & Partners (NSP)


Для признания и исполнения решений Международного арбитражного центра на территории Казахстана сторона должна обратиться в AIFC, который выдает приказ об исполнении арбитражного решения, а за пределами Казахстана решения AIC признают в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией. 


Российские суды в целом более лояльно относятся к исполнению решений судов и арбитражей Казахстана, чем к актам из «дальней заграницы», в частности из Европы. Это дает серьезные преимущества AIFC и AIC.

Антон Мальцев, партнер Melling, Voitishkin & Partners


По мнению Зурабяна, в арбитражные центры Казахстана можно обращаться, если на стороне контрагентов или клиентов есть запрос на разрешение споров по правилам общего английского права и если они не хотят или не могут обратиться в центры Англии, Сингапура или Гонконга. При этом адвокат советует не использовать эти суды, когда на стороне оппонентов есть крупный казахстанский бизнес, особенно с государственным участием, поскольку в команду представителей из Казахстана входит бывший заместитель министра юстиции республики. 

Автор: Раиса Каменская

Источник: https://pravo.ru/story/253025/